Встреча представителей адвокатур Республики Беларусь, Федеративной Республики Германия, Российской Федерации и Украины, прошедшая в формате круглого стола, получила рабочее название «Саммит 3+1», поскольку была организована немецкой стороной и нацелена на обсуждение проблем адвокатур Белоруссии, России и Украины, адвокатской деятельности в профессиональном сообществе этих стран, а также сравнение этого опыта с практикой немецких коллег и европейского адвокатского сообщества в целом.

Название форума оправдывалось и составами делегаций каждой из стран, которые возглавили президенты национальных адвокатур: Эккехарт Шефер (Германия), Виктор Чайчиц (Беларусь), Юрий Пилипенко (Россия) и Лидия Изовитова (Украина). В общей дискуссии в составе представителей адвокатур этих стран приняли участие члены органов управления национальных адвокатур и адвокатских образований регионов.

Среди наиболее значимых тем, вынесенных на повестку дня, были независимость института адвокатуры, проблемы взаимоотношений адвокатуры и государства, профессионализм в адвокатской деятельности, реформа в адвокатуре, защита профессиональных и социальных прав адвокатов. Методический подход в обсуждении ориентировал на выявление схожих проблем в развитии адвокатур стран – участниц дискуссии, изложение опыта их решения в каждой национальной адвокатуре, исследование ошибок и коллективную выработку наиболее оптимальных способов решения.

Дискуссия показала, что проблемы, стоящие перед адвокатурами и адвокатской профессией в Белоруссии, России и Украине, во многом схожи, что объясняется достаточно долгим общим историческим прошлым данного института и сравнительно непродолжительным по времени поиском самостоятельных путей его развития в новейшей истории.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко подробно рассказал об основных чертах проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи в России, активной дискуссии по его обсуждению, доводах в его поддержку и сути критических высказываний в отношении него как в рядах адвокатуры, так и в неадвокатском юридическом секторе.

Представители принимающей стороны в ходе обсуждения данной темы искренне недоумевали по поводу возможных доводов к отказу от реформирования, поскольку для Германии, как и для подавляющего большинства стран Европейского Сообщества, является нонсенсом, что неадвокат, тем более неюрист, может осуществлять судебное представительство или заниматься правовым консалтингом. При этом немецкие коллеги утверждали, что без адвокатской монополии просто невозможно обеспечить такие базовые принципы профессии, как обязанность сохранения адвокатской тайны, исключение конфликта интересов и иных не менее важных норм профессиональной этики. Во всем этом крайне нуждается как государство, так и общество, и граждане, чего невозможно обеспечить в разрозненном юридическом рынке.

Касательно дискуссии о преобразовании института адвокатуры председатель Республиканской коллегии адвокатов Республики Беларусь Виктор Чайчиц сообщил, что развитие института судебного представительства у них в стране проходило непросто. Раньше представителем в суде мог быть любой, что долгое время не создавало особых проблем, так как подобная деятельность была маловостребованной. Но с повышением экономической активности и лавинообразным ростом выпускников юридических вузов тема некачественного судебного представительства вышла на первый план и стала создавать серьезные проблемы для государства, общества и граждан. К сожалению, адвокатура вовремя не среагировала на этот вызов, и государство ввело лицензирование этой деятельности. Произошло разделение юридической профессии на адвокатов и юристов-лицензиатов, причем последние практиковали в хорошо оплачиваемом сегменте юробслуживания юридических лиц, а адвокатам в качестве доверителей достались граждане и социальные функции в виде бесплатной юридической помощи. Однако в 2011 г. данное разделение юридической профессии преодолено принятием закона, объединившего адвокатов и юристов-лицензиатов на базе адвокатуры и закрепившего право судебного представительства за объединенной адвокатурой.

По мнению Виктора Чайчица, в Республике в настоящее время существует лишь частичная монополия адвокатов на судебное представительство: де-юре этой деятельностью могут заниматься исключительно адвокаты, юридические лица в судах представляют их штатные юристы; но де-факто есть случаи обхода закона путем заключения юристом-неадвокатом множества фиктивных трудовых договоров в целях получения возможности судебного представительства. Анализируя опыт реформы, лидер белорусской адвокатуры отметил необходимость более строгого подхода к оценке знаний и профессиональных качеств юристов, вливающихся в адвокатуру в переходный период. Одновременно он пояснил, что для белорусской адвокатуры ориентиром является опыт организации судебного представительства в Германии, когда только адвокаты имеют право на судебное представительство, при этом данный порядок распространяется и на представительство юридических лиц.

Глава Национальной ассоциации адвокатов Украины Лидия Изовитова в своем выступлении информировала, что до 1993 г. украинская адвокатура являлась монополистом лишь в уголовном процессе, была закрытой корпорацией, но при этом поддерживала высокие стандарты профессиональной деятельности. Им также пришлось пережить период, когда судебным представителем мог быть кто угодно и в любых спорах, за исключением защиты по уголовным делам, хотя и в них начиналась практика допуска неадвокатов. Государство в тот период признало юридическую деятельность, в том числе и судебное представительство, в качестве обычной предпринимательском деятельности и ввело ее лицензирование. В дальнейшем лицензиатов влили в адвокатуру, что пошло явно не на пользу ее классическим устоям, поскольку в то время адвокатура не была сильным институтом, не существовало самоуправления и саморегулирования, дисциплинарная практика складывалась стихийно. В 2012 г. в связи со вступлением Украины в Евросоюз и наличием соответствующей рекомендации ПАСЕ о необходимости приведения института адвокатуры в соответствие с европейскими стандартами принят закон, согласно которому создавалась единая адвокатура с обязательным членством. В 2015 г. исключительное право адвокатов на судебное представительство закреплено в Конституции Украины, которое реализуется поэтапно: уже сейчас только адвокаты могут быть представителями в Верховном Суде Украины и судах апелляционных инстанций, со следующего года этот порядок вводится в судах первой инстанции по всем категориям дел. Лидия Изовитова поддержала мнение, что при переходе юристов в адвокаты нужен достаточно жесткий фильтр, чтобы исключить приток в адвокатское сообщество неквалифицированных или недобросовестных лиц.

Отдельная сессия дискуссии была посвящена обсуждению организации адвокатской деятельности, в частности формам адвокатских образований. Представители белорусской, российской и украинской адвокатур отметили, что в настоящее время в их странах невелико количество вариантов адвокатских образований, в которых возможна организация адвокатской деятельности. В связи с этим крайне интересна презентация немецкой адвокатуры, фундаментальной основой которой является непредпринимательский характер адвокатской деятельности, имеющей апробированный десятилетиями успешный опыт ведения адвокатской практики в составе различных форм адвокатских образований – как некоммерческих, так и коммерческого характера. Немецкие адвокаты могут вести практику как индивидуально, так и в офисных сообществах, региональных и межрегиональных товариществах (общества гражданского права), обществах с ограниченной ответственностью (ГмбХ) и акционерных обществах, партнерствах обычных и партнерствах с ограниченной профессиональной ответственностью, существуют также заокеанские LLP. Коллеги из Германии убедили присутствующих, что применение коммерческих форм организации практики адвокатами никоим образом не ведет к предпринимательству в адвокатской деятельности или коммерциализации адвокатуры.

С большим интересом участники круглого стола обсудили вопросы ответственности адвоката за некачественную юридическую помощь, а также порядок страхования риска профессиональной ответственности адвоката. Представители принимающей стороны подчеркнули, что для адвокатов Германии страховка обязательна уже на стадии приобретения статуса адвоката, а недействующий страховой полис автоматически влечет невозможность адвокатской практики. Также существует правило субсидиарной ответственности адвоката, который лично отвечает за ущерб, причиненный сверх суммы страхового покрытия. Российские, украинские и белорусские коллеги отметили, что обязательное страхование у адвокатов в настоящее время отсутствует, хотя существует страхование в добровольном порядке. Претензии доверителей к адвокатам разрешаются чаще через процедуры дисциплинарных разбирательств, в том числе путем примирения спорящих сторон. В то же время в Украине планируется к 2021 г. законодательно закрепить обязательное страхование риска профессиональной ответственности для адвокатов.

Отдельная сессия была посвящена организации приема в адвокатуру, в ходе которой Национальная ассоциация адвокатов Украины презентовала недавно принятую концепцию организации приемных экзаменов, делающую их максимально удобными для претендента на статус адвоката, минимизирующую субъективный подход, полностью исключающую протекционизм и в то же время позволяющую всесторонне и глубоко оценить знания апликанта.

В ходе завершающего блока встречи обсуждались вопросы налогообложения адвокатской деятельности и социальной защиты адвокатов.

Участники форума высоко оценили его плодотворность и эффективность, когда в режиме коллективного обсуждения стоящих перед национальными адвокатурами проблем стороны делилась опытом, достигнутыми успехами и предостерегали от возможных ошибок, обсуждали планы и перспективы развития. Отмечено, что Саммит «3+1» не только оправдал, но и превзошел возложенные на него ожидания, что дает основания для регулярного его проведения.

© 2016 Форум адвокатуры стран СНГ, Балтии и дружественных государств.

Дизайн: Юлия Румянцева

  • Grey Facebook Icon